«Зеленый» эгоцентризм, финансовый и экономический коллапс

финансовый и экономический коллапс

Спровоцировать финансовый и экономический коллапс в мире могут действия США по реализации своей климатической доктрины.

Их поспешные и направленные на глобальное доминирование и извлечение супер-прибыли усилия приведут к эффекту «слона в посудной лавке». По-сути, к такому выводу приходит и Джонатан Тенненбаум в своем аналитическом материале, опубликованном в «Asia Times». О нем мы начали разговор ранее. В этой статье продолжаем рассказ о том, к чему могут привести эгоцентричные действия США.

Брак BlackRock и администрации США

BlackRock Inc, крупнейшая в мире инвестиционная управляющая компания с примерно 8 триллионами долларов управляемых активов, играет исключительную роль в климатической политике президента США Джо Байдена. Действительно, похоже, что BlackRock и администрация Байдена женаты друг на друге.

Брак, можно сказать, был скреплен назначениями и выдвижениями видных руководителей BlackRock на высокие посты в администрации. Все они типичны для феномена “вращающихся дверей”, когда руководящий персонал перемещается между правительством и крупными финансами.

  • Брайан Диз, назначенный Байденом директором Национального экономического совета, служил старшим советником президента Барака Обамы по климатической и энергетической политике. Он сыграл ключевую роль в переговорах по Парижскому климатическому соглашению. После этого, как сказано в его досье в BlackRock, он стал “глобальным руководителем устойчивого инвестирования” в BlackRock, “определяя факторы долгосрочной доходности, связанные с экологическими, социальными и управленческими вопросами.”
  • Уолли Адейемо, назначенный заместителем министра финансов, был советником и временным руководителем аппарата председателя BlackRock Ларри Финка. До прихода в BlackRock Адейемо занимал различные должности в администрации Обамы, включая заместителя советника по национальной безопасности по международной экономике и заместителя директора Национального экономического совета.
  • Томас Донилон, назначенный старшим советником Байдена, был председателем Инвестиционного института BlackRock. Он служил советником по национальной безопасности тогдашнего президента Барака Обамы и, как сообщается, рассматривался Байденом как потенциальный кандидат на пост главы ЦРУ.
  • Майк Пайл, назначенный главным экономическим советником вице-президента Камалы Харрис, был главным инвестиционным стратегом в инвестиционном институте BlackRock.

Некоторые комментаторы отмечают, что BlackRock, похоже, занимает место Goldman Sachs в симбиотических отношениях Уолл-стрит с правительством США.

На самом деле BlackRock имеет тесные отношения с правительством США с момента финансового краха 2007 — 2009 годов, когда Федеральный резервный банк Нью-Йорка нанял его для управления и ликвидации активов обанкротившейся Bear Stearns Co.

В прошлом году Федеральная резервная система вновь заключила контракт с BlackRock на выполнение программы покупки корпоративных облигаций ФРС на 750 миллиардов долларов. «Нью-Йорк Таймс» называет BlackRock «Мистером Фикс-ит» с Уолл-стрит.

BlackRock и климатическая политика

BlackRock не нравится многим климатическим активистам, в том числе из-за его больших инвестиций в ископаемое топливо и другие “грязные” активы. Они обвиняют руководство компании в попытке ее «отмывки» и окраски в «зеленый» цвет. Но, переход BlackRock к климатической активности в 2020 году означает гораздо больше.

Очевидно, компания позиционирует себя, как крупнейшего в мире управляющего активами, и собирается извлечь выгоду из тектонических сдвигов в глобальных финансовых потоках, к которым должна привести климатическая политика Байдена. Другие крупные игроки на Уолл-стрит, в Лондоне и других местах следуют ее примеру.

Кроме того, возможно, правительство будет использовать BlackRock для управления и ликвидации «пострадавшими» активами, базирующимися на ископаемом топливе, как это было с активами Bear Stearns во время финансового кризиса 2007-2009 годов. Правда, на этот раз сумма, поступившая в управление, может быть на несколько порядков больше.

Каковы сценарии кризисов?

Можно легко представить себе сценарии кризисов или даже обвала финансовых рынков.

Наиболее очевидным было бы схлопывание “углеродного пузыря”: массы активов, основанных на ископаемом топливе, многие из которых стали бы практически бесполезными в том случае, если бы правительство Байдена черезчур быстро стало переходить к “свободной от CO2” экономике.

Второй очевидный риск — это взрыв “зеленого пузыря” в результате:

  • перекупки и спекуляции климатическими финансовыми активами;
  • переоценки «зеленых» активов, основанной на завышенной оценке устойчивости и прибыльности различных возобновляемых источников энергии и низкоуглеродных проектов;
  • переоценки готовности и способности правительств субсидировать «зеленые» технологии, особенно в случае экономического спада;
  • занижения реальной стоимости ветроэнергетики, ее стоимость, с учетом жизненного цикла, почти наверняка окажется намного выше, чем полагают инвесторы.

Излишне говорить, что сценарии «углеродного и зеленого пузырей» не исключают друг друга.

Трудно оценить размер и риск «зеленого пузыря». В настоящее время климатоориентированная политика пользуется широкой поддержкой со стороны правительств.

Начиная с ноябрьских президентских выборов в США в ноябре 2016 года, в финансовых кругах активно обсуждался “риск перехода”, или финансовый риск, связанный с переходом от ископаемого топлива.

Особенно заметным был голос тогдашнего управляющего Банка Англии Марка Карни. В своей речи 29 сентября 2015 года Карни заявил:

«Изменения в политике, технологиях и физических рисках могут привести к переоценке стоимости большого круга активов по мере того, как станут очевидными издержки и возможности. Скорость, с которой происходит такая переоценка, является неопределенной и может иметь решающее значение для финансовой стабильности. В то время как физические проявления изменений климата (наводнение или шторм) не могут напрямую повлиять на стоимость корпоративных облигаций, политические действия по переходу к низкоуглеродной экономике могут вызвать их фундаментальную переоценку. Массовая переоценка перспектив, особенно если она произойдет внезапно, может дестабилизировать рынки и спровоцировать их обрушение.»

В 2019 году, будучи еще управляющим Банком Англии, Карни практически призвал инвесторов отказаться от своих финансовых активов, связанных с ископаемым топливом. В интервью Би-би-си 30 января того же года он подчеркнул угрозу пенсионным фондам, предупредив, что:

«До 80% мировых угольных активов и до половины мировых разведанных запасов нефти могут оказаться в затруднительном положении, поскольку мир движется к ограничению выбросов углекислого газа и поставки чистой возобновляемой энергии продолжают заменять ископаемое топливо.»

Каков размер «углеродного пузыря»?

Очень грубо подсчитано, что ежегодное снижение спроса на ископаемое топливо на 2%, требуемое Парижским соглашением об изменении климата, приведет к потере 25 трлн долларов будущих доходов от угля, нефти и газа по нынешним ценам.

Пострадают не только инвесторы, но в первую очередь развивающиеся страны. В бюллетене Международного валютного фонда за 2017 год “Несгоревшее богатство наций” говорится:

«Если будут предприняты успешные глобальные действия по борьбе с изменением климата, то более бедные страны, богатые ископаемым топливом, скорее всего, столкнутся с резким падением стоимости своих месторождений угля, газа и нефти. Если мир сделает постоянный шаг в сторону от использования ископаемого топлива, вероятным результатом будет огромное снижение стоимости национального и природного богатства этих стран.»

Но это не все. Чтобы получить яркое представление о величине активов, которые обесценятся, необходимо учитывать не только сами ископаемые виды топлива, но и:

  • угольные шахты,
  • инфраструктуру добычи нефти и газа,
  • стоимость земли в регионах добычи,
  • трубопроводы, танкерный флот,
  • инфраструктуру хранения и порты,
  • нефтеперерабатывающие заводы,
  • заправки
  • угольные дворы,
  • электростанции и теплоцентрали на ископаемом топливе,
  • значительную часть автомобильной промышленности, связанную с использованием двигателей внутреннего сгорания,
  • многое другое.

По некоторым оценкам, 20-30% общей рыночной капитализации мировых фондовых бирж связано с ископаемым топливом. Какова бы ни была реальная цифра, мы можем быть уверены, что ее будет более чем достаточно, чтобы вызвать финансовый крах, если значительное число инвесторов внезапно откажется от этих активов.

Произойдет это или нет, в значительной степени зависит от восприятия того, как быстро и как далеко готова зайти администрация Байдена.

До сих пор у держателей нефтяных активов нет никаких признаков паники. Можно утверждать, что экономические интересы, связанные с ископаемым топливом, настолько глубоко укоренились в политической структуре США и всего мира, что даже власти правительства США было бы недостаточно, чтобы успешно противодействовать им. Согласно этой точке зрения, Байден в основном блефует, что это всего лишь политические разговоры и обещанного конца эры ископаемого топлива не произойдет.

Однако, мощные силы внутри финансового сообщества, похоже, готовятся к схлопыванию «углеродного пузыря» и намерены извлечь из этого выгоду. Эти силы выступают за то, чтобы намеренно спровоцировать коллапс как можно скорее, прежде чем «углеродный пузырь» станет еще больше, а огромные объемы инвестиций продолжат поступать в инфраструктуру ископаемого топлива по всему миру. Крах неизбежен, утверждают они, поэтому лучше, чтобы это произошло раньше, чем позже.

Финансовые потери от изменения климата, несомненно, будут больше, — это их ключевой аргумент. Все более частые наводнения, пожары, засухи, экстремальные штормы будут губительными для многих инвестиций и особенно чувствительными для страховых компаний.

Что делать инвесторам?

В действительности переход от ископаемого топлива, которое по-прежнему является основой мировой экономики, может происходить лишь постепенно, в течение десятилетий. Но рыночные ожидания могут измениться в течение нескольких минут.

В первые недели своего пребывания на посту Байден посылал сильные сигналы о том, что он серьезно относится к тому, чтобы избавить мир от ископаемого топлива, начиная с самих США. Сигналы включают возвращение Америки к Парижскому климатическому соглашению, прекращение проекта трубопровода Keystone XL, указание федеральным агентствам закупать большое количество электромобилей и заявление о намерении прекратить субсидии на ископаемое топливо.

На следующий день после того, как 27 января был издан Указ Байдена о борьбе с климатическим кризисом в стране и за рубежом, журнал Fortune писал: “Нефтяные и газовые компании знали, что им придется бороться с президентом Джо Байденом, который проводил кампанию по борьбе с изменением климата. Никто не ожидал, что ископаемое топливо подвергнется такой немедленной атаке.”

(Продолжение следует)

Заполняя поля комментариев и других форм обратной связи, Вы соглашаетесь с «ПОЛИТИКОЙ КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ»

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.