«Газпром», взгляд изнутри

газпром

Как «Газпром» оценивает неизбежность и скорость структурных изменений, связанных с «зеленой» трансформацией экономики, можно понять из интервью зампреда правления Газпрома Олега Аксютина.

Полное интервью, затрагивающее широкий спектр проблем деятельности компании размещено в № 3 корпоративного журнала «Газпром». Мы же решили осветить лишь ту часть, которая помогает понять движение Газпрома в «зеленом» тренде.

Что ждет нашу планету — глобальное потепление или похолодание?

Оценки ученых совершенно разные. Многие прогнозируют не потепление, а похолодание с учетом природных циклов в отличие от антропогенной гипотезы изменения климата. Изменение климата сейчас превратилось в мощный политический и экономический инструмент. Интересно, что российская модель INM-CM4, обладающая низкой чувствительностью к  концентрации СO2, — единственная модель, результаты которой близки к фактическим наблюдениям.

Важно уметь адаптироваться к возможным климатическим изменениям вне зависимости от  причин их возникновения.

Разработана корпоративная программа адаптации производственной деятельности ПАО  «Газпром» к  меняющимся климатическим и геокриологическим условиям, в рамках которой реализуется ряд комплексных мероприятий, в том числе мониторинг состояния вечной мерзлоты. На основе собранных данных разрабатываются мероприятия по геокриологической защите трубопроводов, оснований и многое другое.

Для обеспечения строительства и надежной эксплуатации объектов добычи и транспортировки газа в условиях Арктики применяется корпоративный стандарт. Он, в том числе, регламентирует создание дополнительного, сверхнормативного запаса надежности объектов, размещаемых на  многолетнемерзлых грунтах. Это обеспечивается в первую очередь за счет широкого использования парожидкостных охлаждающих установок для фундаментов производственных объектов, теплоизолированных труб для скважин и газопроводов. Благодаря этим мерам воздействие на вечную мерзлоту снижено до минимума. На всех объектах ведется постоянный геотехнический мониторинг.

Без ископаемого топлива не обойтись?

На сегодняшний день ископаемое топливо занимает в мировой энергетике доминирующее положение. Более 80% всего мирового топливно-энергетического баланса приходится на  природный газ, нефть и уголь, и изменить это положение в обозримой перспективе будет чрезвычайно сложно. Необходимы гигантский объем инвестиций в  замену огромного объема мощностей электрогенерации, адаптация электрических и тепловых сетей, а также полная реорганизация транспортного сектора. Гораздо более реалистичной сейчас видится возможность значительного сокращения выбросов СO2  в  результате увеличения использования природного газа как в энергетике, так и на транспорте. Природный газ характеризуется самым низким уровнем выбросов углекислого газа среди ископаемых энергоносителей, и более широкое использование его в энергетике вместо угля, а  на  транспорте  — вместо нефтяных топлив позволит не  только снизить вредные выбросы, но и повысить эффективность использования оборудования.

Будет ли расти доля газа в глобальном энергобалансе?

Природный газ все чаще рассматривается как один из основных элементов  энергетических  стратегий. Важным фактором, стимулирующим использование природного газа, является ухудшение качества воздуха и загрязнение окружающей среды, вызванные широким использованием угля и нефтепродуктов. Реализация планов по сокращению использования этих энергоносителей приведет к стимулированию использования природного газа во всех секторах, включая домашние хозяйства,  транспорт  и электроэнергетику. Огромный потенциал для роста потребления газа виден, например, в таких крупных энергопотребляющих странах, как Китай и  Индия.

Кроме того, планомерное введение новых экологических норм, которые ограничивают содержание вредных выбросов в судовом топливе, уже сейчас приводит к  увеличению использования СПГ для бункеровки судов в различных регионах и акваториях мира.

Главная причина роста повсеместного интереса к использованию природного газа — уникальные свойства этого энергоносителя, позволяющего одновременно обеспечить энергетическую безопасность и устойчивое развитие в глобальном масштабе. Это подтверждают прогнозы основных мировых исследовательских организаций: потребление природного газа в  мире будет стабильно расти, а  других ископаемых энергоносителей (в  долгосрочной перспективе) — постепенно снижаться.

Возобновляемая энергетика эффективнее традиционной?

Эффективность — это комплексное понятие, в которое включены экономические, экологические, технические и другие факторы. И ВИЭ по ряду таких факторов уступает традиционной энергетике, в первую очередь газовой. Поэтому, даже несмотря на относительно низкие цены произведенной с использованием ВИЭ электроэнергии, нельзя согласиться с эффективностью возобновляемой энергетики относительно энергетики традиционной.

Ключевым свойством любой энергосистемы является стабильность работы на протяжении долгого времени. А в энергосистеме с высокой долей возобновляемой энергетики именно стабильность работы ставится под сомнение, прежде всего в связи с высокой зависимостью ВИЭ от быстро меняющихся погодных условий.

Вызывает вопросы и экономическая эффективность использования ВИЭ. При сравнительно невысокой стоимости производства электроэнергии из ВИЭ ее широкое применение создает необходимость в строительстве и дальнейшей постоянной поддержке в рабочем состоянии либо инфраструктуры накопления и хранения энергии, либо дополнительных генерирующих мощностей в качестве резерва на случай внезапного прекращения выработки из  возобновляемых источников. Затраты на это весьма существенны, и, если рассматривать их  в  общем контексте развития возобновляемой энергетики, оценка экономической эффективности ВИЭ становится существенно ниже.

Будущее транспорта — газ, электричество или водород?

Транспортный сектор очень неоднороден и для каждого сегмента необходимо оценивать эффективность предлагаемых технологий.

В сегментах с наибольшим расходом топлива, для перевозок больших грузов на дальние расстояния наиболее востребованным и  перспективным видом топлива является СПГ. Это касается, например, водного транспорта, магистрального автомобильного транспорта, карьерной и сельскохозяйственной техники.

У электротранспорта также есть свой сегмент — это более дорогие легковые автомобили, а также специальная техника, эксплуатация которой предполагает ограниченные логистические маршруты и возможность длительной зарядки (например, складская техника).

Однако необходимо помнить, что с точки зрения экологии у электромобилей на аккумуляторных батареях есть несколько «болевых» точек:

  • до сих пор остается открытым вопрос об эффективной утилизации аккумуляторов;
  • добыча редкоземельных металлов, необходимых для производства аккумуляторов, не всегда соответствует современным экологическим требованиям;
  • объем вредных выбросов при массовом внедрении электротранспорта напрямую зависит от структуры энергетического баланса, которая во многих странах до сих пор базируется на использовании угля.

Если говорить о действительно перспективном направлении развития электротранспорта, — это транспорт на водородных топливных элементах. Причем развитие рынка газомоторного топлива создает необходимый фундамент для прорыва в области использования водорода на транспорте.

Дело в том, что особенности хранения и транспортировки водорода обуславливают целесообразность его производства в непосредственной близости к точкам его потребления. Учитывая, что наиболее эффективным способом получения водорода является его производство из метана, создаваемая в настоящее время сеть метановых заправочных станций вблизи крупнейших логистических маршрутов — это естественная основа для будущих водородных заправок.

Водород

Водород как новый энергоресурс рассматривается во многих странах для решения климатических задач и сокращения выбросов парниковых газов. При этом следует учитывать, что водород является вторичным энергоресурсом, то есть требуется дополнительная энергия для его производства, что всегда будет отражаться на его себестоимости (природный газ в  отличие от  водорода является первичным источником энергии).

Необходимо понимать, что водородная энергетика не является полностью безуглеродной, так как «углеродный след» производства водорода зависит от выбросов парниковых газов при поставках сырья, материалов, оборудования и электрической энергии.

В долгосрочной перспективе, по оценкам экспертов, водород может играть определенную роль в различных секторах экономики, а также в крупномасштабном и долгосрочном хранении электроэнергии, чтобы сбалансировать ее сезонные колебания.

Будущий рынок водорода оценивается в очень широких пределах. По оценкам Bloomberg, IRENA и других организаций, к 2050 году доля водорода в мировом энергетическом балансе может составить от 7% до 24% при реализации различных сценариев декарбонизации мировой экономики.

«Газпром» поддерживает развитие этого перспективного направления, участвуя в ряде российских и зарубежных проектов.

Источник: https://www.gazprom.ru/

Заполняя поля комментариев и других форм обратной связи, Вы соглашаетесь с «ПОЛИТИКОЙ КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ»

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.