Судьба зелёной повестки

Судьба зелёной повестки

Международный дискуссионный клуб «Валдай» опубликовал аналитический материал на тему будущего зелёной повестки.

Материал подготовлен Ниланджаном Гошем, директором Центра новой экономической дипломатии и Калькуттского центра в Observer Research Foundation.

Нашим читателям может быть интересно ознакомиться с его мыслями. Ниже мы приводим основные тезисы автора. 


Зелёная повестка имеет разные коннотации в разных частях мира. Это приводит к огромному расхождению в планировании зелёного восстановления мира после пандемии. Мультилатерализм должен способствовать тому, чтобы одновременно с всеобъемлющей и единообразной зелёной повесткой признавались потребности развития и нюансы динамики сохранения, развития и благосостояния различных развивающихся и слаборазвитых стран.

Приоритетом для развивающегося мира в вопросах постпандемического развития считается содействие экономическому росту. Фетишизм роста господствует во многих частях развивающегося мира, даже несмотря на обязательства многих достичь нулевого уровня выбросов СО2 в установленные сроки. Здесь возникает противоречие, поскольку общепризнано, что глобальное потепление и изменение климата являются результатом безудержной человеческой склонности к экономическому росту без учёта его издержек.

В условиях этой безудержной склонности к экономическому росту и урбанизации едва ли остается место для признания того, что лесные и прибрежные экосистемы являются поглотителями углерода, и что их роль в накоплении и поглощении углерода не может быть заменена энергетическим переходом.

Выработать единообразную интерпретацию зеленого восстановления во всем мире очень сложно.

Большую озабоченность вызывает само определение зелёного роста. Если зелёный рост определяется только как энергетический переход, в то время как идёт безудержное разрушение экосистем во имя урбанизации и экономического роста, тогда само словосочетание «зелёный рост» – это, безусловно, оксюморон!

Противоречие становится очевидным, если обратить внимание на стремление не замечать связь между использованием природных ресурсов и экономическим ростом. Возможно ли такое разделение на практике? Не только практически невозможно, но даже аксиоматически неосуществимо, поскольку человеческая жизнь и средства к существованию, а также цивилизационный прогресс неразрывно связаны с самой фундаментальной формой капитала – природным капиталом, определяемым в классической экономической теории как земля.

В статье Павана Сухдева «Сколько стоит Земля?», опубликованной в Nature в 2009 году, говорилось о важности природного капитала в обеспечении экосистемных услуг (предоставляемых естественной экосистемой посредством ее бесплатной органической работы), которые интерпретировались как ВВП бедных. Это явление особенно распространено на глобальном Юге, поскольку значительная часть доходов бедных слоев населения приходится на экосистемные услуги. В статье указано, что 57% доходов бедняков в Индии поступают от природопользования. Некоторые недавние оценки в Южной Азии также показали, что зависимость бедных от экосистемы значительно выше, чем у домохозяйств со средним доходом на душу населения. Таким образом, экстенсивное изменение землепользования наносит ущерб благосостоянию бедных слоев населения.

К сожалению, влияние вмешательства человека в виде изменения землепользования и изменения климата на экосистемные услуги не рассматривается ни в какой форме глобальных переговоров. Переговоры по климату остаются в значительной степени ориентированными на температуру без учета этого критического элемента, который должен был бы быть главной заботой глобального Юга. Почему-то крупные развивающиеся страны (особенно БРИКС) сохраняют стоическое молчание по этому вопросу. Более того, даже в контексте финансирования борьбы с изменением климата существует предубеждение против адаптации и в пользу смягчения последствий. Более 80 процентов финансирования направляется на мероприятия по смягчению последствий изменения климата. Такое предубеждение против финансирования адаптационных проектов противоречит потребностям наименее развитых стран и малых островных развивающихся государств.

Снижение роста – не панацея для развивающихся стран

С другой стороны, сторонники замедления пропагандируют отказ от роста во имя поддержания самой основы жизни на планете, предлагая его в качестве решения для всего мира. В отличие от идеологии зелёного роста, школа замедления подразумевает, что рост не может сочетаться с продвижением целей сохранения. Таким образом, особенности её зелёной повестки предполагают отказ от нынешнего образа жизни на Глобальном Севере путем сокращения повседневной экономической деятельности.

Концепция замедления роста находит своих сторонников в лице некоторых элитарных активистов Глобального Юга, но может ли развивающаяся страна позволить себе принять такие идеалы? Ответ однозначно отрицательный! Экономика Шри-Ланки переживает продовольственный кризис (помимо других экономических и политических потрясений) именно из-за резкого перехода к органическому земледелию, в результате которого производство продуктов питания сократилось вдвое. Кроме того, истощающиеся валютные резервы препятствуют импорту продовольствия. Необходимо понимать, что для принятия замедления роста должны быть выполнены некоторые начальные условия. Эта идея исходит не просто из стран, уже добившихся роста, но и из более справедливого мира, чем Глобальный Юг, отличающегося сильным социальным обеспечением и распределительной справедливостью, которые не характерны для большинства развивающихся стран.

Мультилатерализм и зелёная повестка

Хотя многие опасались, что пандемия приведёт к дальнейшей изоляции мировых экономик, в мире все же происходит создание блоков в торговых, геоэкономических и геостратегических целях. В таких обстоятельствах, какова может быть роль мультилатерализма в продвижении зелёной повестки? Хорошо известно, что существует глобальное беспокойство, особенно в отношении изменения климата. Как уже говорилось выше, глобальные проблемы требуют согласованных усилий. Мультилатерализм, безусловно, является ответом на это. В то же время необходимо понимать, что определение зелёной повестки не может быть одинаковым во всем мире, учитывая разные уровни развития наций и значимость практик и институтов, определяющих их цели развития и сохранения.

Развивающиеся и слаборазвитые страны, конечно, говорили об истории и более справедливом переходе, но им еще предстоит затронуть в этом обсуждении вопрос об экосистемных услугах. Мультилатерализм должен способствовать тому, чтобы одновременно с всеобъемлющей и единообразной зелёной повесткой признавались потребности развития и нюансы динамики сохранения, развития и благосостояния различных развивающихся и слаборазвитых стран. В противном случае он будет отвечать только потребностям богатых, противореча распределительной справедливости в глобальном масштабе.


Источник: ru.valdaiclub.com

Изображение Gerd Altmann с сайта Pixabay 

Заполняя поля комментариев и других форм обратной связи, Вы соглашаетесь с «ПОЛИТИКОЙ КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ»

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.